Home | СУДЬБА ГЕОРГА

Посвящается моему виртуальному отцу,
лучшему бойцу Великой Французской Революции. :)
Написано специально для Артура и Виктории
.

Елена Курилова, Ноябрь 2005 года

Введение.

Перед рождением у него было много планов. И затянут он был обычным образом – через рекламную акцию, которую автоматически запускают для новых «туристов». На каждой стране работает группа «маркетологов», лучших спецов современности, и между собой у них вечное соц-соревнование, кто больше душ затянет. В последнее время выигрывали в основном «русские». Они даже не потрудились составить новый рекламный свиток. Всё катают старый проверенный вариант: «Россия – тысячелетняя история, бескрайние просторы, Родина Гениев. Здесь родились и творили: Пушкин, Достоевский, Лермонтов, Толстой (список прилагается). Здесь изобрели радио, электричество и катера на воздушной подушке. Здесь каждый ребенок – изобретатель машины времени и сверхзвуковых самолетов. Отсюда впервые полетели в космос! Здесь сбываются лучшие мечты человечества! Если вы молоды душой и полны идей, то Россия это та страна, где вы можете воплотить их в жизнь! Никаких ограничений творческой или революционной мысли! Рождайтесь в России, и вы сможете ВСЁ! А кроме того, огромные территории, выделенные экологически чистые зоны, поля, моря и реки. Изумительная культура, памятники архитектуры, музеи, две столицы, Санкт-Петербург и Москва, на выбор. Свободные для заселения зоны Сибири и Дальнего Востока. Будущее за Россией! Выбирайте Россию – Мать вашу!».

Многие ловятся :) Потом локти грызут, да поздно :) В рекламном объемном и многоцветном свитке России, конечно, не указывается политическая и экономическая нестабильность, 100-процентная плата за ЖКУ, низкий уровень медицинских услуг, растущая преступность, зато демонстрируется Петродворец с высоты птичьего полета, Красная площадь с открывшими в восхищении рты неграми в тюрбанах, красоты Байкала, отрывки из художественных кинофильмов советского периода. Отрывки ненавязчиво описывают как бы историю страны от Киевской Руси до наших дней. Мелькают и кадры мультфильмов про Илью Муромца :)

Короче, «россияне» немало не напрягаясь, крупноячеистой сетью ловят наивных дурачков и выбрасывают на просторах России. План выполняют на 150 процентов. Миллионы душ при этом получают адский болевой шок и выпадают обратно. Потому что «русские» забывают им сообщить, что Россия, это страна победившего абортария, и никто не даст гарантию, что здесь вам дадут родиться. Это называется «сложный вход». Когда обомлевшие от боли души пытаются предъявлять «русским» ангелам претензии, те лишь разводят руками: «а что вы хотели, карма у вас такая». Хотя обычно бедолагам, выдранным из материнской утробы по кускам, не до того, чтобы бегать по ангельским инстанциям.

Почему ангелы врут? – спросите вы. А как же иначе, - ответим мы. Если показать сорокалетних мужчин, умирающих от пьянства, стариков, побирающихся по мусоркам, стаи голодных детей на вокзалах, сколовшихся подростков, то какой дурак согласится НА ЭТО? В порядке МДЧ-1 (минимально допустимой честности) в рекламном свитке мелькают кадры, где люди за столом поднимают бокалы. А сомнительное «кто любит выпить и крепкое словцо» из свитка вымарали начисто, чтобы не привлечь еще больше алкоголиков и шпаны, которые И ТАК ПРЕКРАСНО ЭТО ЗНАЮТ и выбирают Россию регулярно из жизни в жизнь, даже не заглядывая ни в какие свитки. Чтобы спокойно бездельничать и пропивать свою жизнь. Все-таки ангелы пытаются делать свою работу хорошо. А главная их задача – привлечь на Русь как можно больше порядочных людей, для которых и снимаются свитки.

Чистая замануха. Ведь редко-редко продвинутая опытная душа, знающая правду, соглашается здесь рождаться добровольно. Именно потому, что знает правду. Такие души – большая редкость. Это – гуманисты, великие души, которые не ища радостей для себя, хотят спасти остальных. А есть еще авантюристы, они прыгают в Россию пачками... :)

Россия и околорусское пространство - самая большая экспериментальная площадка Земли. "Русское поле экспериментов". Рождающихся здесь обычно считают неудачниками.

И очень часто ОШИБАЮТСЯ.

Первый кусочек

Георг. Киев. Весна 2007Итак, перед рождением у него были большие планы. Как мы сказали? «Он был затянут обычным образом»? О, нет, только не он! Только с точки зрения невнимательного наблюдателя из обычных душ, кои падают в жизнь, как в омут. А он, как душа зрелая, имеющая за плечами сотни и сотни жизней, конечно, даже и не поглядел в свитки, которые разворачивали перед его мысленным взором один за другим. Он сразу затребовал документы с грифом МДЧ-2 (максимально допустимая честность, выдается только по требованию клиента) и занялся сравнительным анализом за бокалом прекрасного Арманьяка. А чего спешить? Он же не лох, он-то знает, что времени в его распоряжении – вечность. Можно спокойно повитать в облаках, повыбирать, с душами поболтать, жену будущую присмотреть. Спешить некуда, быстро только кошки родятся. Надо знать свои права.

Будь он поглупей, выбрал бы Америку, но она в плане культур-мультур сильно проигрывала «старым» странам. И не к лицу ему, ему! рождаться в стране, о которой еще триста лет назад никто и слыхом не слыхивал! Это пошло, как минимум. Его страна должна быть самой лучшей! Самой самой! Да, по силе влияния на мир Америка сейчас самая мощная, а что за душой?

Что? Ничего! Ноль. Ни истории, ни культуры, ничего. Нет, его душа себя слишком ценит, чтобы купиться на такую дешевку.

Хотел было Индию, но просмотрел карму… мда… с таким рождением… хоть и самая древняя страна, самая духовная, но жить рикшей! Нет уж, увольте. Поищем что-нибудь другое!

Так он много стран перебрал. И так крутил и так примерялся. Либо страна дрянь, либо с кармой засада. Наконец, присмотрел компромиссный вариант. Армения! Страна маленькая, малоизвестная, зато древняя! И культура что надо. А рядом, тут тебе и Россия (если что) и до Европы недалеко (на всякий случай).

К слову о России, зачем ему свитки, когда он уже раз пять в нее вляпывался! И, кстати говоря, ни разу не жалел об этом.

О, здесь прошли самые яркие его жизни! Не считая Французской Революции, конечно :) В целом можно сказать Евразия – его континент.

Он мотнулся вдоль облака и самодовольно оглядел соседей, взахлеб изучающих свитки. Эх, хотелось похвастаться! Молодец ведь! Прямо распирало поделиться! Ведь молодец он, его выбор лучший! Посмотрим еще раз:

1) Армения древняя и уважаемая страна с богатыми культурными традициями.

2) Сейчас она входит в состав Советского Союза – самой большой и мощной страны в мире!

3) К тому времени как Союз рухнет, он уже успеет определиться с дальнейшим местом жительства. Благо есть из чего выбирать – 15 стран под одной крышей.

Он скромно улыбнулся. Человек – кузнец своего счастья. Если уж дан выбор – надо воспользоваться. Надо самим принимать решения, а не ныть потом, что не знал, забыл, заставили…

Он откинулся на спину и раскинул руки. Хорошо-то как. Свобода. Безграничная свобода и воздух. А впереди удивительная уникальная неповторимая жизнь! Его жизнь! Которую он проживет так, так захочет. Улыбка озарила лицо его прозрачной души.

Сейчас он помнит все, все свои жизни. Он видит и знает себя. Он знает свои недостатки и достоинства, он знает цель, сейчас он видит ее удивительно ясно. Потом он забудет, так бывает всегда, но цель останется в нем, и будет звать… Он огляделся. Тысячи, тысячи облаков, на каждом сидит душа, выбирает свой жизненный путь. Как описать такое зрелище? Выше, он поднял голову, высоко вверху открываются Блистающие Миры… Они так прекрасны, но пока он не может туда подняться. А внизу красиво поворачивается Земля, бело-голубая. Ай, красавица! Он всегда любил Землю. Так любил, что покидать ее… ему казалось предательством. Как бросить любимую женщину. Может, это сильно звучит. Но для него это было важно. Блистающие Миры… они далеко, они – неразгаданные тайны, они – как невесты, покрытые тонкой вуалью. И да, хочется познать их красоту.

Но… она… Земля… КАЖЕТСЯ, ОНА УЖЕ СОСКУЧИЛАСЬ БЕЗ НЕГО. Какое самомнение думать так. Но он чувствовал именно так – он нужен Земле, он важен Земле, она любит его и зовет. Трудно объяснить такое. Просто это его Земля… Ну не хочет он покидать Землю, даже если сейчас снизойдут Посланники и позовут его в Небо.

Но вместо Посланников рядом шлепнулась незнакомая душа.

- Привет! - крикнула, и не удержавшись, провалилась в облако.

- Оппа! - удивился он и бросился ее вытаскивать. - Девушка, что ж вы так? Аккуратней надо.

Он лег на живот, ухватил душу за руки и выдернул наружу. Усадил рядышком. Душа улыбнулась:

- Я еще не девушка.

- А кто?

- Почта! Вам письмо!

- Что значит "почта"? - спросил он.

- Это значит, что я мотаюсь между душами и ношу туда-сюда приветики. Что бы вы, мужчина, могли без хлопот сосредотачиваться на главном.

- Откуда видно, что я мужчина?

- Я тебя насквозь вижу, - сообщила душа радостно, - потому что я почтовый голубь... голубка. Вот. Вижу тебя очень хорошо. Будешь кришнаитом.

- Это еще почему?

- Потому. Будешь и всё. Я и сама буду, потому и вижу. А звать тебя...

- Как?!

- Погоди, не сбивай. Что ты кричишь?! Я пугаюсь. Так, звать тебя будут...

- Ну?!!

- Не ну... я тебе скажу, что тебе очень повезло...

- Ну?!!

- Георг!

- А...

- Что не нравится?

- Ну-у, я же буду армянин.

- И что? Это вполне армянское имя. Всё, не пудри мне мозги. Что вижу, то вижу. Хорошее имя, между прочим, не Рафик какой-нибудь. Так что, радоваться должен. Имя у тебя по-бе-ди-тель-но-е!

Душа задумалась.

- Ты, я смотрю, уже все выбрал.

- Может, и тебе подсказать что-нибудь?

- Не, зачем? Так интереснее.

- А вы, пардон, дама или...?

- Поверь мне, это совершенно неважно. А я тебя знаю! Точно знаю! - и душа вдруг радостно ткнула его в бок, так что он чуть не свалился с облака.

- Что-то не припоминаю...

- Да ладно, неважно, слушай: "Вас приветствует почтовая служба "Вишенка"! Мы рады сообщить вам, что ваша будущая жена передает вам привет. Распишитесь". А негде расписываться! Это я просто так сказала! :) Она во-о-он на том облаке. А, ты не увидишь. С формальностями закончили, вот "привет", держи крепче. Хочешь, полетели со мной, я тебя с ней познакомлю?...

упс! Не выйдет. Видел искру? Это она. Хорошо пошла. Она уже на Земле. Так что если тут задержишься... Ну ладно, отдыхай.

У тебя время еще есть. Немного. Открой "привет", там ее портрет. А я полетела. Встретимся! - И душа упорхнула.

"Шо це булО?". Было смешно, откуда эта душа? Они правда знакомы? Или будут знакомы? Он запоздало помахал гостье вслед, покрутил в руках "привет". Рядом валялись свернутые в трубку документы категории МДЧ-2. Он легонько повел указательным пальцем, свиток начал разворачиваться, перевесился с облака… Он дунул, свиток покатился прочь, медленно раскручиваясь в воздухе, кружась, как бумажная змейка. Он наблюдал за ней, пока не исчезла. Выбор сделан. Он увидел свою семью. Он просмотрел будущее. Он согласен. Увиденные возможные трудности и беды – сейчас они казались неважными - он преодолеет.

Глаза прозрачной души затуманились: что беды, если он видел лица своих детей. Если он видел их… Маленького мальчика, такого маленького, что замирает сердце. И глаза девочки. Внимательные и глубокие. Девочка, дочь. Чтобы увидеть ее, он готов родиться еще раз! Чтобы один раз подержать ее на руках, он готов пройти через ад! Он метнулся по облаку и с тоской впился взглядом в медленно проплывающую внизу Землю. Жаль, что сейчас нельзя их увидеть. Жаль, что еще ничего нет. Что Земля, если он так скучает по детям!

Где они сейчас? Как их зовут?

Где они сейчас?

Он закрыл глаза, улыбнулся. Раскрыл "привет". Лицо девушки. Его будущей жены. Самое родное лицо на свете. Запомнить, запомнить, не забыть. Он не забудет. Он узнает ее по этому ощущению близости и света. Он найдет ее. Они встретятся снова.

Все, он готов. Пора на Землю.

И он без страха устремился вниз.

Второй кусочек

Он сидит на троне. Огромное кресло, вырезанное из цельного куска железного дерева, вполне соответствует гигантскому залу строгой прямоугольной формы, с узкими окнами-бойницами, каменным ледяным полом, сложенном из плит, когда-то привезенных с дальних вершин, и спаянных так, что нет между ними никакого зазора. На стенах щиты Родов. На каждом скалится хищная птица или разевает зубастую пасть дикий зверь.

Зал Общин. Он сидит на троне и обдумывает план схватки с врагами. Он недвижим, взор его опущен к подножию трона, будто незаметный рисунок каменных плит поможет найти решение. Тяжелый двуручный меч в его руках чуть подрагивает, отвечая мыслям хозяина.

Скоро, уже скоро.

Но в зал входит женщина. С трона она кажется маленькой, даже крохотной. Он поднимает руку, прищуривает правый глаз и смотрит на вошедшую между большим и указательным пальцем, как будто на глаз определяя ее размер. Женщина получается ростом с дюймовочку.

- Геворг, что ты здесь делаешь?! Немедленно слезь с дедушкиного кресла! И бегом кушать!

Он резко опустил руку, вскочил:

- Да, ма! Уже иду!

Мать подходит к мальчику, подозрительно заглядывает ему за спину, перегибается через него, что-то тащит из его сжатой руки... он упирается…

- Отдай! Отдай, сказала! Опять нож схватил! Вот я отцу скажу!

Мальчик расстается с «мечом», дергает головой, смотрит на мать с прищуром, своим особенным «убийственным» взглядом. Он очень зол. Очень зол! И еле сдерживает слезы. А мать без всякого уважения хватает его за руку и вытаскивает из дедушкиной комнаты, не переставая ворчать:

- Нечем курицу резать. А я ищу, ищу. Что за ребенок! Иди руки мой. Вот отец тебе задаст!

Почему ты такой разгильдяй? Ты уши мыл? Что да, если они черные? Зачем ты схватил нож?

Мальчик плетется за матерью, обдумывая вновь возникшую проблему, может ли рогатка (то есть самострел!) полноценно заменить рыцарский меч? Материны вопросы он пропускает мимо ушей и ждет момента улизнуть во двор. Но мать уже бдительности не теряет, и, бросив нож на стол, чуть ли не силой усаживает его на табуретку. Поесть придется. Он ждет супа и разглядывает кота под столом. Кот свой, домашний, сытый, толстый, на роль бешеного кота-убийцы не подходящий. Мальчик опускает голову под стол и шепчет:

- Я все равно тебя люблю, Мурзик.

Но кот молчит. Кот смотрит настороженно, еще не забыв вчерашнее. Мальчик тоже вспоминает вчерашнее, ему становится стыдно и он от этого слегка пинает кота. Тот шмыгает вон, а мать ему дает подзатыльник. Он мужественно терпит. Что взять с женщины? С женщины, даже не понимающей, что ее сын особа королевских кровей!

После обеда мальчик выходит во двор и сразу замечает Сеньку, подающего ему сигналы из кустов. Не теряя достоинства, Геворг медленно шествует в кусты, устраивается рядом с другом на корточках, но в глаза не смотрит, сохраняет дистанцию, как положено командиру.

- Я вас слушаю, рядовой.

- Видел пятерых! На Московской, возле мороженого.

- Точнее.

- Этого… Армена, Кикабидзе, Сашку с Красных партизанов, Лёху и Гарика.

- Слюшай, почему Кикабидзе? Почему так говоришь, дАрАгой? – Геворг смешно копирует известный акцент, Сенька колеблется.

- Ты ж сам сказал, что похож.

- А, точно. Что будем делать, солдат?

Сенька вытер нос рукавом и тоже уставился на залитый солнцем двор.

- А чё. Накостылять им, да и всё.

Геворг меряет его взглядом и качает головой. Для достойной схватки Сенька слишком мал ростом и тощ фактурой.

- Нужно подкрепление.

- А с ними еще девчонки были, - вспоминает приятель.

- Наши?

- Нет, с Челюскинцев. Девчонок бьем?

Честно говоря, Геворг бил девчонок. Пару раз. За дело. Несильно. Давно. Но теперь старается блюсти достоинство. Достойные люди девчонок не бьют, даже если те нарываются. А эти, как он понял, даже и не нарывались. И вообще, ему, честно говоря, бить девчонок не хотелось. Совсем. Ему больше нравилось на них смотреть и производить впечатление.

- Нет, - ответил он, бегло подумав, утерял ли он при этом авторитет в глазах оруженосца Сеньки или нет. Сенька пожал плечами, ему было все равно. Проблемы достоинства и авторитета его не волновали. Ему хотелось разобраться с «московскими». Геворгу тоже хотелось разобраться с «московскими», но сейчас ребята кто где, а их только двое. А вечером, когда все соберутся, эти вернуться в свой район и идти туда, даже толпой – неразумно.

- Акция переносится на завтра, - решил он, бегло подумав, не посчитает ли Сенька его трусом.

Но Сенька расслабился, заулыбался.

- Ну я пошел тогда, мне еще за хлебом.

- Давай. До вечера.

Друзья простились и разошлись в разные стороны. Геворг направился в сад обдумывать военную кампанию против «московских».

Сенька скрылся за поворотом.

Наш юный герой считал, что он должен быть сильным. Что настоящий мужчина должен быть сильным. Чтобы побеждать зло. Такая у него миссия. И он был сильным, поэтому ребята с готовностью принимали его лидером и командиром. Думал он быстро, решения принимал осознанно, старался быть справедливым… опять же, не бил девчонок, что автоматом гарантировало ему голоса прекрасной половины электората :) Конечно, 11-летний Геворг не знал таких слов, которые войдут в обиход только лет через пятнадцать. Просто он был за справедливость. И за силу. За справедливую силу. Не только, чтобы его уважали и восхищались, но и чтобы просто никто в его дворе, улице, районе, не обижал маленьких… и его самого. Чтобы никто не бил худосочного Сеньку и не топтал замки, которые они строили с ребятами. Чтобы этого не было. Никогда.

Вышеупомянутые «московские», это были вовсе не столичные жители, а обитатели улицы Московской, не смотря на гордое название отличающейся особой кособокостью домов и разнузданностью нравов. Улицу наполовину снесли и расселили, в десятке оставшихся развалюх проживали всякие разные граждане, с которыми приличным детям водиться не стоило. Особенно с тамошними подростками. В их компании их называли гоблинами. Слово было сказочное, а враги вполне реальные, они собирались на пустыре, пили пиво или дешевое вино, курили какую-то гадость, и не давали прохода Геворгу и его друзьям. И он объявил им войну. И тогда же, в месте общего сбора, поклялся, что будет с ними сражаться всегда и везде и «даже когда вырасту».

Герой предполагает, а Бог располагает. И Бог расположил, что бой случится прямо здесь и сейчас… когда юный Князь идет по дворцовому саду, глубоко погруженный в свои нелегкие думы.

Его окружили. Скалили гнилые черные зубы. Обдавали вонью прокуренных пастей. Он бы прижался спиной к дереву. Но они окружили! Убежать никак. Наступали неспешно, сжимая кольцо. Если бы он оставался мальчиком, он бы выкрикнул: гады, отстаньте! Но он был Князем.

- А, Гев, здорОво!

- А ты у нас, значит, князь?

- А чё закис, меч дома забыл?

Гоблины заржали, он молчал. Деться ему было некуда: врагов было много и стояли они грамотно, в круговую. Дальше по известному сценарию: тычки, пинки, потом кто-то сзади под ноги, он валится на спину…

«Нет, нет, Лялька, так не пойдет».

«Чего такое?»

«Это будут читать мои дети! Ты хочешь, чтобы они узнали, как их отца испинала кучка недоделанных дегенератов??? Что они обо мне подумают?!»

«Стоп, стоп, стоп! Ты же тогда был маленьким. Что ты, Сталлоне, что ли? Исфигачили тебя, а что делать? Скажи, не было? И на солнце бывают пятна, знаешь ли. А ты не солнце, а царь, просто царь :) Скажи спасибо, что я не рассказываю, как…»

«Молчи!»

«Молчу»

«Ну… ты это…»

«Можно продолжать?»

«Давай… ох, чую, не доживу я до конца этой эпопеи».

«Опупеи, хи-хи :))) ну ладно, если больше замечаний нет, поехали…»

…Но юный Князь не спасовал перед страшными синими гоблинами, он знал, что Правда на его стороне! И пока его не повалили на землю, пока еще можно было спасти положение, смело вызвал на поединок предводителя гоблинов злобного колдуна Армена.

- Армен! Мы не шакалы! Давай один на один! – сказал быстро, чтобы не пробилась в голосе предательская дрожь.

Армену показалось забавным накостылять сопляку при братве. Показать новый прием, только вчера увиденный в фильме «Не бойся, я с тобой!».

И сошлись противники в неравном бою. Князю было особенно тяжело, потому что не было с ним его верного меча. Жестокий враг, бывший на голову выше Князя, подло дернул его за руку. Как в кино! Но почему-то Князь не упал! Удержался. Видно, помогла ему Правда! И продолжалось ристалище день и ночь, и еще день, пока полузадушенный враг не попросил пощады.

- Ну чё ты, отпусти! Ты мне куртку порвал, урод!

Но впал в ярость юный Князь, забурлила его горячая кровь, и как только побледнел его враг, его слабость будто передалась по цепочки остальным, а Князь наоборот с каждым мгновением становился всё сильнее и сильнее, и вставали с ним рядом плечом к плечу преданные воины и именитые предки. И так разошелся юный Князь, что бил без жалости и не было пощады никому… Если бы не хлынул ливень, он бы, наверное, кого-нибудь убил. И вот шел он домой, вывалянный в грязи, с заплывшим глазом и улыбался во весь рот. Он победил. Он победил! Потому, что им так и не удалось его поставить на колени!

Мальчик шел домой, всхлипывая от запоздалого испуга, подставляя лицо дождю. Он первый раз по-настоящему почувствовал себя человеком. Это случилось не тогда, когда Армен попросил пощады, а тогда, когда Гев сказал на прощанье: «Чтобы я вас в нашем районе не видел. Я предупредил». И очень удивился, когда ничего не услышал в ответ…

Он вошел в зал Общин. На троне сидел человек в белом, лицо его было неразличимо в полутьме. Князь подошел к трону и преклонил колено. Мужчина, сидевший на троне, поднялся.

- Встань, сынок. Сегодня ты достойно сражался и не посрамил славы отцов.

- Но я потерял меч, Отец!

- Меч тебе больше не нужен. Теперь ты будешь сражаться другим оружием. И оно в тебе. Тебе больше не нужны ни мечи, ни шпаги. Теперь начинается твоя новая жизнь.

- Что я буду должен делать?

- Ты узнаешь. В свое время. А сейчас иди, я горжусь тобой. Помни об этом и…

(голос издалека: Гев, Геворг, иди ужинать! Где тебя носит, чертяка???»

- … прощай, мой мальчик. Теперь мы увидимся нескоро.

- Прощай, Отец.

Князь поклонился и направился к выходу из зала. Слева на стене сам собой возник щит, на нем проступил гордый профиль орла. Старик посмотрел на орла и тихо-тихо сказал:

- Иди, мальчик, для тебя всё только начинается…

- А лихо ты запудрил ребенку мозги! :)

- Кто это?! – старик вскочил и завертел головой. Резко посмотрел в потолок.

- Это я.

- Кто я? Кто я??? Кто??! Что ты здесь делаешь???!!

- Ничего. Сочиняю тут одну веселую сказку.

- Я не вижу тебя… голос… голос???

- Ничего, Отче, не напрягайся, считай, меня уже нет :)

Третий кусочек

Он толкнул дверь и вошел в класс. В точно такой же, в каком он учился в школе. Всё здесь было знакомо, и портреты на стенах, и глобус в углу, и цветочные горшки на подоконнике. И скелет, которому он открутил череп в пятом классе. Скелету он улыбнулся как старому другу. В классе находились ребята. Несколько человек. Они сидели за партами, строго, без удивления смотрели на него. Он тоже не удивился детям, хотя сам продолжал осознавать себя взрослым. Георг огляделся и сел на учительское место.

- Ну что, начнем? – спросил он, кашлянув. И отвел глаза. Чувствовал он себя полным идиотом. Зачем уселся за учительское место?

- Начнем, Воин, – согласился кто-то из ребят. И он почувствовал себя еще хуже, но больше переполняло недоумение. Воин? Шкет назвал его воином? С чего бы это?

Он выпрямился и обвел класс глазами. Слишком что-то взрослые дети, слишком… уверенные, не по-детски какие-то серьезные.

Пауза затягивалась. Один из мальчиков, изучая свои руки, вдруг разбил тишину:

- Ты нормально себя чувствуешь?

Гев был уверен, что обращаются к нему. Пацан поднял глаза, взглянул в упор. Ему стало неуютно.

- Не понял. Что ты имеешь в виду?

- Всё ты понял. Сколько тебе лет?

Георг больше не чувствовал себя идиотом. Теперь он был обвиняемым на каком-то странном немыслимом абсурдном детском суде, и деваться ему было некуда. Как это бывает во сне, ему даже в голову не пришло встать, открыть дверь и уйти отсюда, напоследок отчитав малолеток за самоуправство.

Одна из девочек, поправив очки, и откинув косичку за спину, разъяснила:

- Что ты сделал для народа? Что ты сделал для мира? Что ты сделал для Бога?

- Я… - он постарался, чтобы голос его звучал весомо. - Я учусь, служу Вайшнавам, люблю свою жену, я… - и замолчал.

Дети ждали.

- Я борюсь со злом, - наконец выдавил он с большим трудом.

Дети молчали.

- Да, я борюсь со злом! – он вскочил. – И в себе самом в том числе! Разве этого мало?!

Каким-то седьмым чувством он понимал, что мало. Что слова, которые так правильно звучали в его голове, слова, которые были так убедительны для других, когда он произносил их вслух или писал на бумаге, сейчас просто пузырили воздух. Ему надо было убедить этих маленьких судей! Он не знал зачем, но ему надо было их убедить. И немедленно!

Он попытался взять себя в руки, успокоиться. Сел на место. Постарался, чтобы в голосе не звучало вызова:

- Я многое сделал и много успел, ребята (он назвал, что именно). Вы не понимаете. Легко судить. Легко судить! Попробовали бы вы на моем месте… Я всегда, всегда старался помогать людям! Видя зло, я вступал с ним в бой, если это было возможно. Если нет, предупреждал и ограждал остальных! Я никогда не сидел сложа руки! Я сражался не раз! Что вы можете знать о моих переживаниях! Откуда вам знать, что твориться в моей душе?!

- Ты гоблин.

- Нет!

- Ты гоблин, Георг.

- Нет! Нет! Нет!!! Вы не понимаете! – он снова вскочил, уронил стул. Его переполняло бессильное возмущение. Хотелось защищаться и хотелось убежать. Он беспомощно смотрел в два десятка глаз и не знал что делать.

- Нельзя усидеть на двух стульях, Георг, - он дернулся посмотреть, кто говорит. Говорил рыжий малец с задней парты. – Ты хочешь, всегда хотел быть лучше всех. Самым сильным, самым умным, самым влиятельным, уважаемым. Иметь всё, что нужно тебе. Иметь много денег и самых красивых женщин. И самоуважение при этом. И духовно расти. Верно?

Он как-то сразу устал. Что-то говорить и доказывать было бессмысленно. Силы покинули его.

- Сколько человек ты порвал на куски? Словом. За несогласие с твоим мнением? За то, что на твой взгляд, они не правы? ЗА ТО, ЧТО ОНИ ГОБЛИНЫ? Скольких ты свергнул с духовного пути? С твоим-то влиянием? Насколько ты был безжалостен? Сколько бед ты натворил для своей души?

Он бы хотел убежать. О, да. Но сейчас он мечтал оглохнуть, провалиться сквозь пол, умереть. И только бормотал в собственные ладони, прижатые к лицу: прекратите, перестаньте, хватит…

- Ты гоблин, Георг. Ты…

- Это не правда! Вдруг звонкий мальчишеский голос.

Он поднял голову. В класс вбежал маленький мальчик! Он взглянул на Георга и повернулся к партам, вставая перед учительским местом. Прикрывая собой большого беспомощного мужчину. В глазах мальчика блестели слезы, он весь дрожал и сжимал кулаки. Пацаненка буквально колотило, но смотрел он на судей решительно, ясно, открыто.

- Это не правда! Слышите! – Повторил он уже тише. Подошел к Георгу и положил руку ему на плечо. Приобнял. Шепнул: «не бойся», и снова развернулся к классу:

- Он не такой. Не смейте так говорить! Он хороший! Он самый лучший! Вы просто его не знаете!

Дети повскакивали с мест, помещение неуловимо изменилось. Образовался зал суда. Настоящий зал суда и суровые люди в париках. Старший (Георг узнал его: он и начинал допрос, а сначала изучал свои руки) из судей ткнул в мальчика пальцем, голос его гремел:

- Почему в зале посторонние?! Немедленно покинуть заседание!

- Нет! – дерзкий мальчишка стоял так же прямо. Только из любопытства порывался оглядеть обновленную реальность, но при этом так, чтобы не вертеть головой.

- Ты должен уйти! ТЕБЯ НЕ МОЖЕТ ЗДЕСЬ БЫТЬ.

- Но я здесь. И я не дам вам его в обиду! Слышите? Говорите, что хотите, но я не дам вам его в обиду!

- Кто это? Кто это? Кто это? – шепоток судей между собой.

Старший, тоже чуть подуставший, в длинной мантии, вероятно, изменив своим правилам, попытался говорить мягко:

- Это справедливый суд, эльф. Тебе нечего опасаться. Ты знаешь, что это СПРАВЕДЛИВЫЙ суд.

Эльф! Георг не мог скрыть изумления. Эльф?!

- Ну и что! Ваша справедливость ничего не стоит! И вы ничего не сможете сделать!

Но заседание продолжалось. Георг слышал только отголоски слов и отдельные фразы.

- …Он выбрасывал людей, если разочаровывался в них. Он захлопывал перед ними дверь. Они переставали для него существовать. Он выбрасывал их из своей жизни! А в абсолютном смысле, это то же самое, что убить. Он…

- Он… критиковал…

- Он… дает волю своему гневу…

- Он… гордиться собой…

- Он… презирает…

Оглашение приговора он прослушал. Понял только, что как Воин он проиграл. И проиграл давно. И ничего не осталось. Он забыл цель. Он перестал видеть свой Путь… что-то он сделал не так, но что, не давал услышать стыд… Непонятно откуда взявшийся стыд, что этот мальчик (эльф!) слышит все это. А потом он подумал, не опасно ли для ребенка происходящее? И будто очнулся. Огляделся. Суд, похоже, закончился. Судьи переговаривались между собой, поправляли парики, вставали из-за столов.

- Подождите! – снова закричал мальчик.

- Что, эльф? Теперь ты видишь, что…

- Но суд еще не закончен! Потому что вы не дали мне слово! Я все равно здесь, дайте сказать!

От возмущение эльф поднялся в воздух, за спиной его бились прозрачные крылышки. И, Георг заметил, так же билась у него синяя жилка у горла. Сделав резкий круг, мальчик встал на ноги.

Судья вздохнул:

- Хорошо. Говори.

- Я не знаю, правы вы или нет. Я не знаю, какой из него получился Воин. И даже какой из него получился человек. Только это все неважно.

- Почему?

- Потому что я люблю его. – Сказав это, малыш засмущался и колупнул сандаликом пол.

- Что, кроме твоей любви может свидетельствовать в пользу защиты?

- Его доброта.

Георг с изумлением уставился на мальчика. Но тот не видел, напряженно впиваясь взглядом в судью.

- Что ты сказал?

- Его доброта! И все сказки, что он мне прочитал!

- И его нежность. – Все оглянулись, в зал вошла девочка и скромно встала у дверей.

- И его сердце. – Женщина появилась следом за девочкой и теперь не сводила с Георга глаз.

- И его забота, - возникшим старикам уже, казалось, никто не удивился.

Судьи напряглись, возмущенно заколыхались:

- Так, что это такое? Что за бардак вы тут устроили? Здесь внутренний суд совести! Вас тут быть не может! Немедленно убирайтесь! Вас тут нет!

- Нас тут есть, - сказала я. :) Мы тут нарисовались. :) Я тоже со своей стороны не дам в обиду Георга. И я говорю – его дружба! И его поддержка! Ага, съели?! А волю дай, так сколько еще людей придет его защитить???

- НО ЭТО ПРОТИВ ПРАВИЛ!!!

- Да плевать я хотела на ваши правила, это мой рассказ! :)

И всё исчезло.

…Студент Георг проснулся в холодном поту. Компа у него еще не было, поэтому он схватил какой-то листок со стола, оглянулся, матерясь через слово, взял карандаш и размашисто написал: «Кто этот эльф?»

Под его надписью тут же появилась другая: «Твой сын»

«Какой сын?! У меня нет сына! Мне всего двадцать лет!»

«Сейчас нет, потом будет. Ты, главное, не волнуйся»

«Блин! Не волнуйся! Что это было?!»

Подождал, согнувшись над столом, потряс бумажку, заорал: «Ну! Где ты, твою мать?!»

По бумаге побежали строчки: «Какой ты нетерпеливый. Спокойно, больной, ситуация под контролем. :) Шучу. Ну что это было? Ничего особенного. Твои будущие дети и твоя жена, и твои родители пришли на суд твоей совести… и спасли тебя. Да, да, этого не может быть. Но, знаешь, им это как-то всё равно. :)

Артур еще не родился, он живет в стране эльфов. Вики тоже еще нет с тобой, принцесса пока в Небе. Но они пришли. Прикинь? Не смотря ни на что. Про Свету я даже и не говорю. Она бы и на Страшный Суд за тобой попёрлась» :)

Побледневший студент бросил листок, даже не дочитав до конца, и рванул на кухню. Сделал два глотка из бутылки. Схватил сигареты, вынул одну, руки тряслись, сломал три спички, сильно затянулся. С сигаретой вернулся в три прыжка назад. Замер как вкопанный. Чуть ли не с испугом поглядел на стол. Резко сдернул листок. На нем осталась еще одна надпись, последняя.

«Ой, Артура еле удержала! Пацан рвался с самого начала! И, знаешь, прорвался бы, даже ЕСЛИ БЫ Я НЕ ПОЗВОЛИЛА!» :)

Георг бросил листок и застонал. …И присел, когда из ниоткуда вдруг пророкотало так, что зазвенела посуда в шкафу:

- Ну и Я, дочка, скажу Свое веское слово!

Боже, - прошептал Георг.

«Боже! – запрыгали буквы. – Боженька, это Ты?»

- Я. И Я говорю – его честь. Если, конечно, вас интересует Мое скромное мнение. :)

Мама, - прошептал Георг и хлопнулся в обморок.

О чем мы, конечно, никому не расскажем. :)

Продолжение следует…

Елена Курилова, Ноябрь 2005 года

© 2005-2017 www.vartanyan.net